Юмор, Анекдоты и Истории

Натуризм и Нудизм

Температура воды.

Температура воды.

Трёхлетний внук, пошёл с бабушкой на нудистский пляж, и увидев бабушку за переодеванием в состоянии топплесс, забежал впереди разглядывая во все глаза и голосом, полным одновременно и ужаса и удивления воскликнул:
«Бабуска!!! Так ты, что – женсина?!!»

Ужас!

Ужас!

Подходят на пляже дети к пузатому дядьке-нудисту, и спрашивают:
– Дяденька, а дяденька, а что у вас там в животе?
Тот делает страшное лицо и в шутку говорит:
– Бомба!!! Не подходите – сейчас как взорвётся!
Дети:
– Ой, здорово, здорово!!! А чего фитиль такой короткий?!! Подожжёшь и отбежать не успеешь!!!

Реклама с юмором (средства от насекомых).

Реклама с юмором (средства от насекомых).

Натуристка поневоле

В далёкие-предалёкие времена, когда каждый ребёнок знал, что экономика должна быть экономной и что слова «мир», «труд» и «май» – близнецы-братья, жила-была девушка Маруся. Собственно, она и сейчас живёт и прекрасно себя чувствует, правда, тогда она чувствовала себя лет на тридцать лучше. И была у Маруси мечта – скатиться по крутому склону на лыжах в красном спортивном костюме, да так, чтобы все мужики вокруг просто попадали. Костюм должен быть именно красный – и никакой другой. В отношении поведения мужиков также не допускалось вариантов – они должны были не поприседать, не попрыгать, а именно попадать.

И вот однажды партия и правительство сжалились над судьбой бедной Маруси, и подарили ей на Новый год хорошую премию (маленькую, но хорошую) и путёвку на горнолыжный курорт в одной из братских республик Союза Советских Социалистических Республик.

Обрадовавшись, Маруся побежала по магазинам, и, весело отстояв километров семь очередей, приобрела восхитительную вещь – красный лыжный комбинезон и красную шапочку. Осталось лишь приехать, чтобы отнаблюдать штабеля валяющихся от такой красоты мужиков. И Маруся поехала...

Когда комсомолка, стройная спортсменка и почти красавица Маруся взошла на склон в ослепительном клюквенно-алом комбинезоне, окрестные мужики приоткрыли бородатые рты и немного похрустели шейными позвонками, провожая её алчущими взглядами. Комсомолка была почти счастлива, не хватало лишь мелочей – лихого спуска с горы и падающих мужиков.

Маленький, но очень горный инструктор с комсомольским значком на открытой волосатой груди, старательно пообучал новичков азам лыжной грамоты и, утомившись, махнул рукой в сторону небольшого склона – валяйте.

Маруся хотела было двинутся к спуску, но почувствовала, что в ближайшее время она этого сделать не сможет, пока не найдёт где-нибудь дощатую конструкцию с буквами «М» и «Ж». Очень её прижали собственные малочисленные нужды и долгое обучение.

Напомним, что на дворе стояли чудесные восьмидесятые. Коммунистическая партия во главе с Генеральным Секретарём Центрального Комитета увлечённо отстаивала интересы мира во всём мире, и ей было плевать на такие мелочи, как сортиры на горных склонах. Партия была, мир был, а сортиров не было.

Поозиравшись минут пять со сжатыми коленками, Маруся, краснея, подошла к инструктору и, наклонившись, прошептала ему что-то на ухо.
– Туалет?!!! – громко переспросил инструктор, и горное эхо переспросило ещё пару раз: «Туалет?! Туалет?..» – Да Вы что, девушка? Откуда в горах туалеты?! («Туалеты!.. Туалеты...») Вон, видите кусты? («Ты... Ты...») Там и писайте! («...сайте! ...айте...»)
Маруся, с лицом цвета собственного комбинезона, рванула к кустам, упираясь палками.
– Лыжи-то снимите! («...мите! ...ите...») – крикнул ей вслед инструктор. Но Маруся не услышала, ей было уже не до него.

Надо заметить, что советская швейная промышленность, идя навстречу решениям XXVII съезда Коммунистической партии Советского союза, усилила борьбу за качество обслуживания советского населения. Всё больше новых товаров появлялось на прилавках советских магазинов, и в том числе – красные горнолыжные комбинезоны со знаком качества на спине. И с одной-единственной молнией от кадыка до пупка.

Если бы Маруся была мужчиной, то никаких вопросов не возникло бы. Но Маруся была девушкой, да к тому же ещё и мучительно желающей пописать. А потому, комбинезон был стремительно расстёгнут, вместе с трусиками спущен до самых колен, завёрнут и прижат к животу. Для любопытных могу сообщить, что на Марусе сверху остались ещё бюстгальтер и шапочка. И всё.

И вот тут, когда начался процесс единения Маруси с природой – физика внесла свои коррективы. Снег под ногами скрипнул, и лыжи, которые комсомолка так и не сообразила снять, плавно поехали вперёд. Маруся взмахнула руками, попыталась ухватиться за лыжные палки, воткнутые в снег рядом, но было уже поздно – палки остались позади...

На глазах у изумлённой группы лыжников, среди которых были и столь необходимые Марусе мужики, из кустов, с постоянным ускорением, выкатилась присевшая девушка в бюстгальтере и в красной шапочке. Тормозить голой попой о снег она не решалась, поэтому, повизгивая от ужаса, катилась наискосок по склону, размечая жёлтеньким пунктиром снег между лыжами, всё быстрее, быстрее и быстрее!..

...Всё громче, громче и громче!.. Усиленный десятикратным эхом гогот мужиков провожал Марусю вдоль всей трассы. Мужики действительно валились в снег. Да ещё и корчась в судорогах.

Но это ещё не всё. Пылающую от стыда девушку принесло прямёхонько под ноги одному из лыжников. Тот стоял спиной к трассе. Маруся врезалась в него так, что мужика отшвырнуло метров на пятнадцать вниз по склону. Но зато спуск «натуристки поневоле» был прерван.

От перенесённых переживаний и переохлаждения попы Маруся приболела. Выходить на склон она больше не решалась: в единственном на территории республики красном комбинезоне её узнавали бы не хуже, чем Эдиту Пьеху, тыкали бы пальцами и хохотали. Поэтому, оставшиеся дни до отъезда Маруся отсиживалась в больнице, в посёлке у подножия горы. Там о её спуске никто ничего не знал.

Через некоторое время девушка успокоилась, и даже стала искать знакомства с остальными обитателями больницы, тем более что мужиков и там было хоть отбавляй. На третий день подходящий объект был найден. Это был статный, высокий красавец лет тридцати пяти, с модной тогда бородой и взглядом капитана дальнего плавания. Он сидел у окна с гипсом на ноге, и грустно играл сам с собой в шашки. Маруся присела, завязался разговор. Капитан расправлял плечи, шутил, звал в далёкие края...
– А как Вы ногу-то сломали? – спросила Маруся, чтобы ненадолго отвлечься от заманчивых предложений.
– Да Вы не поверите... В меня врезалась какая-то дура с голой жопой!..

Следует жить в соответствии с природой.

Марк Тулий Цицерон

ruzh-CNenfrdeitjaes